12 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого

Пишем мини-сочинение

Пишем мини-сочинение

Прочитайте следующие высказывания Базарова:

Мы действуем в силу того, что признаем полезным. В теперешнее время полезнее всего отрицание. Мы отрицаем.
Нравственные болезни человека — от дурного состояния общества. Исправьте общество – и болезней не будет.
Все люди одинаковые, как деревья в лесу. Ни один ботаник не станет заниматься каждой отдельной березкой.
Принципов вообще нет, а есть ощущения.
Настоящий человек тот, которого надо слушаться или ненавидеть.
Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.
Рафаэль гроша медного не стоит.
Природа не храм, а мастерская, и человек в ней — работник.
И что за таинственность отношений между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза, откуда тут взяться загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.

Выберите из них одно, с которым Вы согласны или не согласны. Как Вы его понимаете? Напишите мини-сочинение с аргументацией своего мнения.

Мы действуем в силу того, что признаем полезным

Я согласна с утверждением Базарова. Который утверждает, что человек ищет выгоду для себя во всем. Я согласна с его мнением. В наше время многие ленивые люди не признают театр, книги, живопись. Они отрицают искусство, аргументируя это тем, что от него нет никакой пользы. Лучше полежать на диване у телевизора, чем в мороз поехать в театр.

04-12-2013, 15:14:05 | Guest

Рафаэль гроша медного не стоит

В какой-то мере я согласен с Базаровым ведь действительно, человек, который рисует, картины не чем, не сможет помочь народу в отличие от химика. Но где-то я не согласен с ним, так как искусство может помочь раскрыть себя душевно, а химик сделает открытие, которое многим покажется не значительным для себя. Перчак Рома

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта. Я согласен с этим высказыванием. Такая сфера наук, как Химия нужна больше, чем то же искусство. В течении времени в Химии делалось множество открытий, которые в дальнейшем помогли развить нашу жизнь. Искусство же наоборот, стало развиваться в худшую сторону. Искусство во времена Давинчи было куда красивее, чем в наше время. Искусство это духовное увлечение, а Химия это результаты исследований многих ученых, которые вошли в историю. Доронин Дмитрий

03-12-2013, 03:53:26 | Guest

Природа не храм, а мастерская, и человек в ней — работник.

Эта цитата повествует о равнодушном отношение Базарова к духовным ценностям и о практическом отношение к природе. Позиция Базарова мне близка, но нужно понимать, что хороший работник оставляет своё место в чистом виде. В доказательства вышесказанного приведу пример случившийся в нашей жизни. Вспомним техногенную аварию на Чернобыльской А.Э.С. . Авария на продолжительное время ухудшило состояние окружающей среды. И это один и примеров пагубного воздействия человека на природу. Захар

02-12-2013, 19:59:55 | Guest

29-11-2013, 17:26:16 | Guest

Все люди одинаковые, как деревья в лесу. Ни один ботаник не станет заниматься каждой отдельной березкой.

Я не согласна с этим высказыванием Базарова. Базаров яркий представитель нигилизма, он считает, что искусство, сознание, душа — все это гниль и чепуха. Этого нет и быть не может. Есть только то, что можно потрогать, увидеть и ощутить, что-то физическое: ствол дерева, тело лягушки или человека. Но Базаров не прав. Все люди разные. Все мы отличаемся не только цветом глаз, волос или кожи, но и мыслями, взглядами, предпочтениями. Мы отличаемся душевными переживаниями, чувствами и эмоциями, а так же их выражением. Мы отличаемся силой духа и характером. Может ли это объяснить сухая наука? Нет. Я согласна, что ботаник не станет заниматься каждой отдельной березкой. Но мы не березки. Мы — люди. Мы разные. Леди Ди

29-11-2013, 14:06:23 | Guest

«Природа не храм, а мастерская, и человек в ней — работник.»

Я согласна с мнением Базарова. На ранних этапах развития общества важное значение для удовлетворения потребностей человека имели охота и рыболовство. Использовались минеральные ресурсы для изготовления простейших орудий. На последующих этапах развития первобытного общества в связи с зарождением и ростом земледелия и животноводства стали использоваться почвенные ресурсы. Начали применяться некоторые металлы и их сплавы для изготовления орудий труда, оружия, культовых предметов и украшений, а также новые источники энергии. Естественные ресурсы, часть всей совокупности природных условий существования человечества и важнейшие компоненты окружающей его естественной среды, используемые в процессе общественного производства для целей удовлетворения материальных и культурных потребностей общества. Без использования природных ресурсов — человечество не выжило бы! Евдокимова Лиза.

Читать еще:  Настойка из калины на водке полезные свойства

29-11-2013, 10:18:38 | Guest

Все люди одинаковые, как деревья в лесу. Ни один ботаник не станет заниматься каждой отдельной березкой.

Я не согласна с высказыванием Базарова. Да, большинство людей в общих чертах похожи друг на друга. Одинаковые потребности, одинаковая анатомия и инстинкты. Но каждый человек-личность. Каждый имеет свое личное мнение, мышление и убеждения. Люди различаются из-за своеобразия психики и личности, темпераментом, характером и спецификой интересов. У многих разные приоритеты в жизни и разные принципы. Человек совершает разные поступки в одной и той же ситуации. В течение жизни по-своему радуется, печалится, влюбляется и ненавидит. Каждый из нас неповторим. Анечка К

28-11-2013, 18:56:49 | Guest

Принципов вообще нет, а есть ощущения.

Когда я читала книгу, я заострила внимание на этой цитате. Я считаю её одним из моих девизов. Я полностью согласна с Базаровым. Не могу понять людей имеющих принципы. Для меня это как не иметь своего мнения. Некоторые говорят : «Я принципиально не сделаю то или это» Интересно сразу, а из какого принципа ты не будешь совершать этот поступок? Что это значит? Принципам нужно следовать всегда, а они только лишь не будут делать из принципа что-то в данный момент. И вот, то, что он не будет делать — это называется ощущением. Иванова Ольга.

28-11-2013, 17:09:43 | Guest

Я не совсем согласен с высказыванием Базарова «Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта». Ведь человек не может жить без искусства. К искусству нас приучают с детства, родители читают нам сказки и стихи, и водят на спектакли в театры. Когда мы становимся старше, мы начинаем читать романы и понимать, что такое любовь и ненависть, и какая роль их в нашей жизни. Но и точные науки нужны нам в жизни, без них мы бы не знали как устроены элементарные вещи в мире. Так же наука не стоит на месте, и каждый день появляются инновация, которые упрощают нам жизнь. У людей все больше и больше свободного времени, которое они направляют на развитие в духовной сфере. Из этого следует, что наука и искусство взаимосвязаны.

28-11-2013, 16:57:45 | Guest

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.

Я не согласна с утверждением Базарова. Конечно, я не отрицаю полезность и важность такой науки как химия, однако если развиваться только в сторону точных наук, можно и вовсе перестать быть человеком. Ведь поэзия помогает человеку жить в гармонии с природой, понимать ее ценность и красоту. Благодаря ней мы развиваемся в духовном плане, учимся понимать других людей, сочувствовать им, это делает нас терпимыми и благоразумными .Даже сам Базаров, ненавидящий весь этот «романтизм» так или иначе, задумывался о таких проблемах, которые лучше всего описаны не в химии, а именно в поэзии. К тому же, как много людей-поэтов, которые своим произведением могут не только зацепить читателя, но и развить в нем какие-либо чувства? Их действительно мало, ведь для этого нудно не только уметь грамотно писать, но и чувствовать свое произведение и читателя, в то время как для того, чтобы разбираться в точной науке достаточно ее понять и выучить. Поэтому в этом вопросе можно еще поспорить что важнее. Назарова Анна

28-11-2013, 16:44:10 | Guest

Рафаэль гроша медного не стоит.

Я не согласна с этим высказыванием Базарова. Рафаэль — великий Итальянский художник, написавший множество шедевров мирового искусства, чарующих людей. Он много плодотворно работал его имя известно всем! Он многого стоит! Садыгова Айсун

28-11-2013, 16:09:11 | Guest

Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта.

Я не согласен с этим высказыванием Базарова. Человеку для полноценной жизни нужны не только материальные ценности, но и духовные. Это хорошо, что наука не стоит на месте, постоянно появляются новые изобретения, которые облегчают нашу жизнь. У человека появляется больше свободного времени и его можно использовать для духовного развития. Знания и искусство всегда идут рядом, они дополняют друг друга. Зачем человеку научные открытия, если он перестаёт развиваться как личность, ценить прекрасное , радоваться жизни. Сама природа создала одних людей — “физиками”, а других — “лириками” . Да, стихи нельзя одеть на себя, или не накормить голодных. Но когда человеку хорошо, весело — он поёт. Когда влюблён — читает стихи. Ни одна наука не заменит этих душевных радостей. С самого раннего детства мамы читают детям стихи, сказки. В них есть чудеса, которые сейчас стали явью благодаря науке. Сама история опровергает теорию Базарова. Великие полотна Рафаэлю и стихи Пушкина радуют нас и будут восхищать наших потомков. Михайлов Дмитрий.

Читать еще:  Турник чем полезен для позвоночника

Отцы и дети (18 стр.)

О русских немцах я уже не

упоминаю: известно,что это за птицы. Но и немецкие немцы мне не по нутру. Еще прежние туда-сюда: тогда у них были — ну, там Шиллер, что ли,

Гетте. Брат вот им особенно благоприятствует. А теперьпошливсекакие-то химикида материалисты.

— Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякогопоэта,— перебил Базаров.

— Вот как,— промолвил Павел Петрович и, словно засыпая, чуть-чуть приподнял брови.— Вы, стало быть, искусства не признаете?

— Искусствонаживатьденьги,илинетболее гемороя! — воскликнулБазаровспрезрительною усмешкой.

— Так-с, так-с. Вот как вы изволите шутить. Это вы все, стало быть, отвергаете? Положим. Значит, вы веритев одну науку?

— Я уже доложил вам, что ни во что не верю; и что такое наука — наука вообще? Есть науки, как есть ремесла,звания; а наука вообще не

— Очень хорошо-с. Ну, а насчет других, в людском быту принятых, постановлений вы придерживаетесь такогоже отрицательного направления?

— Что это, допрос? — спросил Базаров.

Павел Петрович слегка побледнел. Николай Петровичпочел должным вмешаться в разговор.

— Мыкогда-нибудьпоподробнеепобеседуемоб этом предмете с вами, любезный Евгений Васильич; и ваше мнение узнаем и свое выскажем. С

своей стороны, я оченьрад, чтовызанимаетесьестественными науками. Я слышал, что Либих сделал удивительные открытиянасчет удобрения

полей. Вы можете мне помочь в моихагрономических работах:выможете дать мне какой-нибудь полезный совет.

— Я к вашим услугам, Николай Петрович; но куда нам до Либиха! Сперва надо азбуке выучиться и потом уже взяться за книгу, а мы еще аза в

глаза не видали.

«Ну, ты, я вижу, точно нигилист»,— подумал НиколайПетрович.— Все-таки позвольте прибегнуть к вам прислучае,— прибавилонвслух.—

Атеперьнам, я полагаю, брат,порапойтипотолковатьс приказчиком.

Павел Петрович поднялся со стула.

— Да,— проговорилон, нинакого не глядя,— беда пожить этак годков пять в деревне, в отдалении от великих умов.— Как раз дурак дураком

станешь. Ты стараешься не забыть того, чему тебя учили, а там — хвать! — оказывается, что все это вздор, и тебе говорят,что путные люди

этакими пустяками больше не занимаютсяи что ты, мол, отсталый колпак. Что делать! Видно, молодежь точно умнее нас.

Павел Петрович медленно повернулся на каблуках имедленновышел;НиколайПетровичотправился вслед за ним.

— Что,онвсегдаувастакой? — хладнокровно спросил Базаров у Аркадия, как только дверь затвориласьза обоими братьями.

Электронная библиотека
BooksBurg.net

Виссариона Григорьевича Белинского

– Что, Петр, не видать еще? – спрашивал 20 мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запыленном пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазенками.

Слуга, в котором все: и бирюзовая сережка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, все изобличало человека новейшего, усовершенствованного поколения, посмотрел снисходительно вдоль дороги и ответствовал: «Никак нет-с, не видать».

– Не видать? – повторил барин.

– Не видать, – вторично ответствовал слуга.

Барин вздохнул и присел на скамеечку. Познакомим с ним читателя, пока он сидит, подогнувши под себя ножки и задумчиво поглядывая кругом.

Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым. У него в пятнадцати верстах от постоялого дворика хорошее имение в двести душ, или, как он выражается с тех пор, как размежевался с крестьянами и завел «ферму», – в две тысячи десятин земли. Отец его, боевой генерал 1812 года, полуграмотный, грубый, но не злой русский человек, всю жизнь свою тянул лямку, командовал сперва бригадой, потом дивизией и постоянно жил в провинции, где в силу своего чина играл довольно значительную роль. Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу, о котором речь впереди, и воспитывался до четырнадцатилетнего возраста дома, окруженный дешевыми гувернерами, развязными, но подобострастными адъютантами и прочими полковыми и штабными личностями. Родительница его, из фамилии Колязиных, в девицах Agathe, а в генеральшах Агафоклея Кузьминишна Кирсанова, принадлежала к числу «матушек-командирш», носила пышные чепцы и шумные шелковые платья, в церкви подходила первая ко кресту, говорила громко и много, допускала детей утром к ручке, на ночь их благословляла, – словом, жила в свое удовольствие. В качестве генеральского сына Николай Петрович – хотя не только не отличался храбростью, но даже заслужил прозвище трусишки – должен был, подобно брату Павлу, поступить в военную службу; но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался «хроменьким». Отец махнул на него рукой и пустил его по штатской. Он повез его в Петербург, как только ему минул восемнадцатый год, и поместил его в университет. Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк. Молодые люди стали жить вдвоем, на одной квартире, под отдаленным надзором двоюродного дяди с материнской стороны, Ильи Колязина, важного чиновника. Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещренные размашистым писарским почерком. На конце этих четвертушек красовались старательно окруженные «выкрутасами» слова: «Пиотр Кирсаноф, генерал-майор». В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом, и в том же году генерал Кирсанов, уволенный в отставку за неудачный смотр, приехал в Петербург с женою на житье. Он нанял было дом у Таврического сада и записался в Английский клуб, но внезапно умер от удара. Агафоклея Кузьминишна скоро за ним последовала: она не могла привыкнуть к глухой столичной жизни; тоска отставного существованья ее загрызла. Между тем Николай Петрович успел, еще при жизни родителей и к немалому их огорчению, влюбиться в дочку чиновника Преполовенского, бывшего хозяина его квартиры, миловидную и, как говорится, развитую девицу: она в журналах читала серьезные статьи в отделе «Наук». Он женился на ней, как только минул срок траура, и, покинув министерство уделов, куда по протекции отец его записал, блаженствовал со своею Машей сперва на даче около Лесного института, потом в городе, в маленькой и хорошенькой квартире, с чистою лестницей и холодноватою гостиной, наконец – в деревне, где он поселился окончательно и где у него в скором времени родился сын Аркадий. Супруги жили очень хорошо и тихо: они почти никогда не расставались, читали вместе, играли в четыре руки на фортепьяно, пели дуэты; она сажала цветы и наблюдала за птичным двором, он изредка ездил на охоту и занимался хозяйством, а Аркадий рос да рос – тоже хорошо и тихо. Десять лет прошло как сон. В 47-м году жена Кирсанова скончалась. Он едва вынес этот удар, поседел в несколько недель; собрался было за границу, чтобы хотя немного рассеяться… но тут настал 48-й год. Он поневоле вернулся в деревню и после довольно продолжительного бездействия занялся хозяйственными преобразованиями. В 55-м году он повез сына в университет; прожил с ним три зимы в Петербурге, почти никуда не выходя и стараясь заводить знакомства с молодыми товарищами Аркадия. На последнюю зиму он приехать не мог, – и вот мы видим его в мае месяце 1859 года, уже совсем седого, пухленького и немного сгорбленного: он ждет сына, получившего, как некогда он сам, звание кандидата.

Читать еще:  Полезно ли есть перец острый

Слуга, из чувства приличия, а может быть, и не желая остаться под барским глазом, зашел под ворота и закурил трубку. Николай Петрович поник головой и начал глядеть на ветхие ступеньки крылечка: крупный пестрый цыпленок степенно расхаживал по ним, крепко стуча своими большими желтыми ногами; запачканная кошка недружелюбно посматривала на него, жеманно прикорнув на перила. Солнце пекло; из полутемных сеней постоялого дворика несло запахом теплого ржаного хлеба. Замечтался наш Николай Петрович. «Сын… кандидат… Аркаша…» – беспрестанно вертелось у него в голове; он пытался думать о чем-нибудь другом, и опять возвращались те же мысли. Вспомнилась ему покойница-жена… «Не дождалась!» – шепнул он уныло… Толстый сизый голубь прилетел на дорогу и поспешно отправился пить в лужицу возле колодца. Николай Петрович стал глядеть на него, а ухо его уже ловило стук приближающихся колес…

Источники:

http://www.berestovitskaya.ru/chitatelskiy-dnevnik/pishem-mini-sochinenie/
http://dom-knig.com/read_102700-18
http://booksburg.net/book.php?book=151517&page=8

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×
×
×